Святитель Иоанн Шанхайский

19 июня (2 июля) Русская Православная Церковь отмечает память великого угодника Божия, молитвенника и подвижника святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца. Всю свою жизнь без остатка святитель Иоанн посвятил Господу и служению ближним. Современники еще при жизни владыки почитали его святым, к нему за помощью обращались тысячи людей разных конфессий и ни один из них не уходил от святителя неутешенным. Один католический пастырь, француз, на вопрос о том, есть ли в мире святые, так воскликнул, обращаясь к вопрошавшей его молодежи: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой — Saint Jean Pieds—Nus (Святой Иоанн Босой)!».


Святитель был необычным человеком. Его главная необычность заключалось в том, что он решительно и навсегда посвятил свою жизнь Богу. В его сердце жил только Господь, а горячая вера была до изнеможения деятельная. Спасению своих жизней святителю обязаны не только огромное количество русских эмигрантов, покидавших Россию в период гражданской войны, но и тысячи иноплеменников (азиатов, европейцев, американцев), которых владыка спасал от неминуемой голодной смерти, тяжелых болезней и отчаяния. Святитель Иоанн является для нас примером того, как должен христианин работать Господу. Ведь святые даны нам не для того, чтобы мы эгоистично просили у них различных благ, но в первую очередь для того, чтобы мы учились у них подвигу жизни.

 

Необычным был и внешний облик владыки. Он выглядел невзрачно: сутулая фигура, беспорядочно распущенные по плечам темные волосы с проседью, прихрамывание при ходьбе и дефекты речи. В акафисте святителю есть такие слова: «Проповедуя спасение, яко новый Моисей, гугнивый явился еси,…» (кондак 6). «Этот маленький, слабый физически человек, по виду почти как дитя — есть чудо аскетической стойкости и строгости», — говорил о святителе Иоанне Шанхайском митрополит Антоний (Храповицкий), рукоположивший его в епископы. Протоиерей Илия Вень, который долгие годы находился рядом со святителем в Шанхае, вспоминал: «За богослужениями владыка всегда сам проповедовал, но его было очень трудно понять…».

 

 

Святитель в любую погоду ходил в легких сандалиях, одеваясь при этом в самую простую одежду. При встрече с ним нельзя было и догадаться, что перед тобой архиерей Божий. Да и вообще, если посмотреть на фотографии владыки, то он совсем не похож на величественного седовласого старца, от которого исходит неземное сияние. Перед нами уставший сутулый человек, невзрачного вида с заплатанной одеждой. Но глаза…его взгляд добр и проникает до самых глубин человеческого сердца. «Владыка Иоанн носил недорогую одежду китайского производства, тапочки или сандалии без носков, какая бы ни стояла погода. Приютские дети однажды очень удивились, увидев, что носки, связанные ими для владыки, носят нищие на улице»

 

Общавшиеся с владыкой прихожане иногда смущались таким видом святителя. Даже жаловались на его босые ноги, о чем написали письмо митрополиту Анастасию. Тот просил владыку носить обувь и не смущать народ. Святитель исполнил указание в точности (не случайно, что по своему основному образованию он был юристом, окончив в 1918 году юридический факультет Харьковского университета). Святитель Иоанн стал везде носить ботинки…, держа их за шнурки. После такого «исполнения» митрополиту не оставалось ни чего другого, как потребовать от владыки надеть ботинки. С тех пор он и начал в них ходить.

 

 

О святителе вспоминают: «В глухих шанхайских трущобах по кривым узким улочкам ходит босой человек в ветхой одежде. Иногда он останавливается возле какой-нибудь ночлежки и заводит разговор с нищими и бродягами. Потом идет дальше. У следующей гостиницы для самых бедных он снова задерживается, беседует с ее обитателями и опять продолжает свой путь. Так весь вечер бродит он от ночлежки к ночлежке. Быть может, это совсем уж несчастный бродяга, у которого не хватает денег даже на самый дешевый ночлег. Вдруг какая-то женщина подходит к нему и почтительно склоняет голову, а «бродяга» с улыбкой благословляет ее размашистым крестным знамением. И сразу же стало ясно, что никакой это не нищий, а новый епископ Шанхайский. Правда, его ряса действительно больше похожа на нищенское рубище, а на ногах у него нет обуви»

 

 

Своими «походами» по небезопасным местам Шанхая святитель лечил любовью искалеченные грехом человеческие души и зачастую спасал жизни людей.

 

Известен случай, который произошел в период пребывания святителя и его паствы в Шанхае. Почитатель святителя Иоанна, ключарь воздвигнутого трудами владыки кафедрального собора Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радости» в Сан-Франциско протоиерей Петр Перекрестов, в составленной им на основе воспоминаний различных современников святителя книге приводит следующий рассказ: «Одним из самых значительных дел епископа Иоанна было учреждение приюта во имя св. Тихона Задонского († 1783), который, как и владыка Иоанн, очень любил детей. Беспризорные дети — это было первое, что поразило его по приезде в Шанхай… Владыка и сам подбирал больных и голодных детей, брошенных на шанхайских улицах. Узнав из газет, что в некоторых бедных кварталах города порой собаки растерзывают младенцев, брошенных в мусорные ящики, владыка Иоанн отправился туда в сопровождении Марии Александровны Шахматовой. Он заранее попросил ее достать ему две бутылки китайской водки и, когда открыл ей, куда они идут, очень напугал ее, так как было известно, что там могут убить кого угодно. Тем не менее она сдалась на уговоры молодого епископа и пошла с ним по темным улицам, где жили пьяницы и всякие темные личности. Дрожа, она сжимала две бутылки; вдруг они услышали, что в дверном проеме что-то бормочет пьяный, а в мусорном баке слабо стонет ребенок. Когда владыка направился к ребенку, пьяный угрожающе подался вперед. Тогда епископ Иоанн повернулся к Марии Александровне и попросил у нее бутылку. Подняв в одной руке бутылку и показывая на младенца другой рукой, владыка без слов дал понять, что он предлагает «сделку». Бутылка оказалась в руках пьяного, а Мария Александровна Шахматова взяла ребенка. С наступлением ночи владыка Иоанн вошел в приют, принеся с собой двух малышей. Такое бесстрашие можно было стяжать только ценой сильной духовной брани» (Владыка Иоанн — святитель Русского Зарубежья / Сост. Прот. Петр Перекрестова. −3-е изд., испр. —М.: Издательство Сретенского монастыря, 2009. С.64).

 

 

Благодарим Господа, что усилиями верных почитателей святителя протоиерея Петра Перекрестова и настоятеля нашего храма протоиерея Георгия Гуторова в храм Ризоположения Пресвятой Богородицы в Леоново (март 2012)и в храм Тихвинской иконы Божией Матери (ноябрь 2013) из Сан-Франциско были переданы в дар частички мощей великого русского святого.

 

Святитель Иоанн вел подвижнический образ жизни, был аскетом и непрестанно молился. Со дня принятия монашеского пострига он ни когда не ложился в кровать и спал то на кресле, то на полу. Вообще, по воспоминаниям современников, спал он мало, иногда и совсем не спал, а мог молиться все ночь. Из-за отсутствия нормального сна владыка иногда дремал в дороге или при общении с собеседником, при этом ни когда не «отключался». Отец Иоанн никому не рассказывал о своем аскетическом подвиге, и лишь благодаря одной глупой выходке его учеников об этом стало известно. Желая подшутить над преподавателем, они тайком подложили ему под простыню канцелярские кнопки. Но когда пришла пора менять белье, оказалось, что все кнопки на месте, а к постели отец Иоанн даже не прикоснулся.

 

 

Вспоминали: «Как-то вечером, во время беседы со мной в своем кабинете, отец Иоанн ответил по зазвонившему у него на столе телефону. Не знаю, с кем он тогда говорил, но никогда не забуду, как, продолжая беседу, он вдруг уронил телефонную трубку и задремал. Трубка лежала в подряснике на его коленях, а он, дремля, продолжал говорить с позвонившим ему человеком. По всем законам природы совершенно невозможно было спящему слышать того, кто позвонил, и уж тем более — отвечать ему во сне. Однако, по продолжительности и смыслу того, что он говорил, мне ясно было, что — чудесным образом — происходит разговор!».

 

Кроме подвига непрестанной ночной молитвы, святитель взял за правило есть один раз в день поздно вечером. И если он за множеством дел он не успевал поесть, то следующий прием пище откладывался на вечер другого дня. При этом владыка проявлял крайнюю рассудительность при назначении послушаний и трудов по отношению к другим людям, стараясь соблюдать меру во всем. Молодым владыка Иоанн советовал избегать крайностей. Вот что рассказывает отец Георгий Ларин: «Владыка Иоанн стал для меня идеалом, и я решил во всем ему подражать. Однажды во время Великого поста я перестал спать на кровати, а ложился на пол, перестал обедать со своей семьей, перешел на хлеб и воду и т. д. Мои родители расстроились и привели меня к доброму епископу. Услышав их жалобы на меня, он приказал служителю пойти в магазин и принести болонскую колбасу. В ответ на мои слезы — «сейчас все же Великий пост!» — мудрый архипастырь велел мне съесть принесенную колбасу и всегда помнить, что послушание родителям важнее самовольного поста… Помню, как я сердился, что он не назначил мне какого-нибудь «специального» аскетического подвига» (Ларин Г., прот. Шанхайский прислужник // Русское возрождение. 1985. № 1. С.69).

 

 

С особой любовью относился святитель к богослужениям. Он старался ежедневно служить литургию. Службы его были весьма долгими. Вечером совершались вечерня с повечерием. На повечерии обязательно наперед вычитывались от одного до трех канонов святым. В 6 часов утра служилась полунощница, утреня и литургия. За проскомидией он поминал необыкновенное множество имен. Современники свидетельствуют о необычайной силе молитвы святого во время литургии. Его молитва буквально изливалась на всех присутствующих, как утверждает один из верующих, присутствовавший на его службе в Европе: «Сила и проникновенность службы архиепископа Иоанна захватывает все молящиеся души. При его служении явственнее ощущается, что в святые литургийные часы стирается грань между небом и землею и тварный мир в эти часы живет божественной жизнью, отрываясь от земной жизни — «всякое ныне житейское отложим попечение».

 

Ольга Ивановна Семенюк, которой, по ее словам, «выпало счастье, когда врачи доверили ей ухаживать за владыкой Иоанном во время его болезни», свидетельствует: «Тогда я в первый раз в жизни увидела человека, всецело преданного Господу. Ни на минуту он не прерывал своих молитв. Предписания врачей им совершенно игнорировались, и никакая сила не могла воспрепятствовать ему служить. Бывало, врачи укладывали его в постель, но проходило несколько минут, и он был уже в алтаре…». Тому есть подтверждение: «Однажды от постоянного стояния у владыки тяжко распухла нога, и консилиум врачей, опасаясь гангрены, предписал ему немедленную госпитализацию, от которой он категорически отказался. Тогда русские врачи оповестили приходской совет о том, что они освобождают себя от всякой ответственности за его состояние и даже за жизнь. После долгих уговоров членами совета, которые готовы были даже насильственно госпитализировать его, владыка вынужден был согласиться и утром, за день до праздника Воздвижения Креста Господня, был отправлен в русский госпиталь. Однако к шести часам, прихрамывая, пришел в собор пешком и начал служить. За день опухоль совсем прошла».


Даже в пути владыка не оставлял богослужения — он брал с собой все необходимые суточные богослужебные книги, в том числе свои Минеи на греческом языке, если подозревал, что ему придется читать вечерню в зале ожидания на вокзале или служить литургию на корабле. Но, как пишет архимандрит Амвросий Погодин, «о ночных молитвах почившего Владыки и его иных молитвенных подвигах могли бы поведать лишь его келья и храмы, где он молился. Для нас это оставалось скрытым».

Известно, что даже ради решения важных дел святитель ни когда не сокращал богослужение. В одном из городов Западной Европы для решения вопросов размещения беженцев ему надо было в строго назначенное время явиться к высокому чиновнику. Однако утром владыка служил в храме, богослужение по обычаю было весьма продолжительным и закончилось лишь к полудню. Несмотря на большое опоздание, отец Иоанн был принят чиновником и все стоящие перед паствой проблемы разрешились.

 

С таким же благоговением святитель Иоанн относился и к святыне. Приведем лишь один из многих потрясающих воображение рассказов: «В Шанхае был такой поразительный случай, как нельзя более характеризующий великую душу нашего ушедшего пастыря, его непоколебимую веру. Одну женщину, Меншикову, укусила бешеная собака; уколы против бешенства она делать или отказалась, или же делала их неаккуратно, нарушая элементарные правила, предписанные в связи с уколами. И настал день, когда женщина эта заболела страшной болезнью бешенства. Владыка Иоанн узнал, как и всегда знал он о всех больных, страждущих и умирающих, и со Святыми Дарами поспешил к умирающей Меншиковой. Владыка причастил больную, но в это время с ней произошел один из припадков этой страшной болезни, и она выплюнула Святой Причастие с пеной, исходящей с ее губ. Частица Святого Причастия не может быть выброшена, и Владыка подобрал и положил себе в рот выплюнутую больной частицу Святого Причастия. Бывшие с ним прислужники воскликнули: «Что Вы делаете, Владыко! Бешенство — страшная зараза!» Но Владыка спокойно ответил: «Ничего не случится — это Святые Дары». И действительно, ничего не случилось».

 

 

А сколько чудес при жизни совершалось святителем! Не случайно, что его прозвали чудотворцем. Еще большее их количество после праведной кончины владыки. Особое попечение святой оказывал и продолжает оказывать тяжело болящим людям. Известны тысячи случаев исцелений неизлечимо больных по его молитвам к Богу. Кроме постоянного посещения госпиталей, владыка приходил в тюрьмы, посещал душевнобольных, лечил одержимых, участвовал в строительстве приютов, богаделен, храмов. Он жил для ближнего, всецело и беззаветно отдавая себя служению Богу. Для обычного человека объем трудов, которыми был занят владыка, непосилен. Не случайно особое почитание святителем Иоанном всероссийского пастыря Иоанна Кронштадтского: подвиг жизни обоих чудотворцев схож по величию и преданности Господу.

 

Кончина святителя была мирной и тихой. 2 июля 1966 года во время архипастырского посещения города Сиэтла с чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной (в возрасте 71 года) владыка отслужил Божественную Литургию и остался в алтаре наедине с иконой еще часа три, затем навестив с чудотворной иконой духовных детей около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где останавливался. Зайдя в комнату, находящиеся в доме люди услышали стук падающего тела и поспешили к нему. Умирающего владыку посадили в кресло, в котором он и отошел ко Господу.

 

Шесть дней лежал владыка в гробу, но, несмотря на жару, никакого запаха тления не ощущалось, а рука его оставалась мягкой. На погребальной службе и множество собравшихся и сами совершавшие службу епископы не могли сдерживать рыданий. Удивительно, что при этом, храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали, что казалось, будто они присутствовали не на похоронах, а на открытии мощей новообретенного святого.

По своей кончине владыка являлся некоторым своим духовным чадам во сне. Но самое поразительное его явление, имеющее, пожалуй, церковное значение, было многолетней начальнице Свято-Тихоновского приюта М.А. Шахматовой. Он внушительно и твердо сказал ей: «Скажите народу, хотя я и умер, но я жив».

Благодарим Господа, Его Пресвятую Матерь за то, что сподобили нас грешных получить в помощь такого великого святого и чудотворца, как Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский. Сердечно помолимся и об упокоении душ родителей владыки Бориса и Глафиры Максимовичей, которые воспитали сына Михаила (имя, данное святителю при рождении до монашеского пострига) в благочестии, возгревая в нём горячую любовь ко Господу. Постараемся же и мы, хотя бы немножко, уподобиться святителю Иоанну, послужив своим ближним, посетив болящих, обездоленных, заключенных. Святитель жив. Он, как и при земной жизни, помогает всем, с верой и любовью к нему обращающимся. Надо только быть усердным в молитве. Автору этих строк святой Иоанн помог создать православную семью. Дьякону Ризоположенского храма в Леоново после долгих лет бездетности благословил на рождение ребеночка…

Святителю отче наш Иоанне, моли Бога о нас!

Трощинский Павел

И́сточник http://tihvinskiy.ru/svyatitel-ioann-shanhayskiy-i-san-frantsisskiy/

просмотров (17)

Добавить комментарий