Покаяния двери

Пасха нынче ранняя: с воскресенья 28 января, с Недели о мытаре и фарисее, начинается трехнедельный период духовной подготовки к Великому посту и Пасхе Христовой.

Мытаря и фарисея различие разумевши…

 

Почему же именно с этой евангельской притчи (см.: Лк. 18, 10–14) начинается наш путь ко Святой Четыредесятнице? Потому что мы должны понимать, в чем заключается покаяние, какой именно труд, какие усилия требуются от нас. И пример для нас в этом — не фарисей с его показным благочестием и самодовольством, а именно мытарь с его беспредельным смирением.

«Евангельские фарисей и мытарь, — говорил в своей проповеди старец Иоанн (Крестьянкин), — заставляют нас сегодня заглянуть в свое сердце и увидеть в нем или фарисейское я не таков, как прочие человецы — или, узрев там бездну греха, склониться перед Богом с мытаревым смирением в покаянии».

А вот что проповедовал в Неделю о мытаре и фарисее святитель Николай Сербский (Велимирович):

«Бог из двух людей выберет для дома Своего не того, кто внешне выглядит праведным, но того, у кого сердце исполнено здравой правды Божией. Не милы Богу гордецы, очи коих непрестанно обращены к небу, в то время как сердца исполнены земли; но милы Ему смиренные и кроткие, очи коих опущены к земле, а сердца исполнены неба. Создавший людей больше любит, чтобы люди перечисляли Ему свои грехи, а не свои добрые дела. Ибо Бог есть Врач, спешащий к постели всякого из нас и спрашивающий: «Что у тебя болит?». Мудр тот человек, который воспользуется присутствием Врача и поведает Ему обо всех своих болезнях и немощах; и скудоумен тот, кто, скрывая свои болезни и немощи, похвалится пред Врачом своим здоровьем».

Святой праведный Алексий Мечёв, обращаясь в этот день к своей пастве, призывал каждого сделать выбор: «Пред нами в жизни две дороги: мы или пойдем стопами фарисея к собственному покою, внешнему почету, ко всему, чем питается тщеславие и услаждается гордость, или же вступим во следы мытаря с его сокрушенным сердцем, смиренным духом, заставляющим его в смущении пред живою совестью опускать глаза долу, в сокрушении бить себя в перси. Первый путь земного благополучия — путь погибели в вечной жизни; второй — стезя горькая и темная здесь, приведет нас к источнику света и правды».

Из проповеди схиархимандрита Зосимы (Сокура): «Вот такие мы все хорошие: «Я ж не убивал, не грабил, ничего…» — а сколько грехов у каждого на душе! Вот нам дай, Господи, осознания по­настоящему грехов наших, дай, Господи, искреннего покаяния нам. Мытарева воздыхания этого, а не фарисеева высокоглаголания, — как мы сегодня слышали в святых словах Божиих Триоди Постной. И особенно да откроет Господь нам во дни этого предстоящего поста души наши к покаянию — настоящему, к умилению, к молитве, к труду святому».

Да, в Неделю о мытаре и фарисее Церковь открывает Постную Триодь — богослужебную книгу, песнопения которой будут звучать в наших храмах вплоть до Страстной Субботы. На утрене в субботу мы впервые услышим великопостное «Покаяния отверзи ми двери Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телесный весь осквернен…».

А Триодь еще раз напомнит нам, что мы призваны сделать: «Мытаря и фарисеа различие разумевши, душе моя, онаго убо возненавиждь гордынный глас, оваго же ревнуй благоумиленной молитве…».

Неделя о мытаре и фарисее сплошная, без постных дней — напоминание о том, что одним только соблюдением поста, одним лишь внешним благочестием человек не спасется. Фарисей ведь тоже постился два раза в неделю (Лк. 18, 12).

Зле расточих божественное богатство…

 

За Неделей о мытаре и фарисее следует Неделя о блудном сыне (см.: Лк. 15, 11–32), в этом году она приходится на 4 февраля. Что за нужда нам сейчас, за две недели до поста, остановиться на этой пронзительной древней истории, еще раз вслушаться в голоса ее героев: отца и двух его сыновей? Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской, так объяснял это в своей проповеди: «Святая Церковь хочет, чтобы, слушая притчу, мы пришли к сознанию, что мы и сами — блудные сыны и дщери, чтобы, подобно блудному сыну, мы пали в раскаянии пред Отцом Небесным и воззвали к Нему: Отче, согреших на небо и пред Тобою (Лк. 15, 18). Сделали ли мы это, братие, почувствовали ли горечь раскаяния и желание пасть пред Отцом Небесным, если не на землю, со слезами и великим самоуничижением, то хотя бы со скорбью в сердце, мысленно?».

Митрополит Сурожский Антоний показывает нам, что притча о блудном сыне «…это вовсе не притча об отдельном грехе. В ней раскрывается сама природа греха во всей его разрушительной силе <…> Не обращаемся ли мы к Богу так же спокойно, как младший сын из евангельской притчи, с той же наивной жестокостью требуя от Бога все, что Он может нам дать: здоровье, физическую крепость, вдохновение, ум, — все, чем мы можем быть и что можем иметь — чтобы унести это прочь и расточить, ни разу не вспомнив о Нем?..».

Святитель Игнатий Брянчанинов, Поучение в Неделю о блудном сыне: «В чем заключается подвиг Святой Четыредесятницы? Это — подвиг покаяния. В настоящие дни мы стоим пред временем, преимущественно посвященном покаянию, как бы пред вратами его <…> Что наиболее обнаруживает ныне слышанная нами во Евангелии притча Господа нашего? Она обнаруживает непостижимое, бесконечное милосердие Отца Небесного к грешникам, приносящим покаяние <…> Блажен тот грешник, который в эту тяжкую годину придет в себя и вспомнит неограниченную любовь Отца Небесного, вспомнит безмерное духовное богатство, которым преизобилует дом Небесного Отца — Святая Церковь. Блажен тот грешник, который, ужаснувшись греховности своей, захочет избавиться от гнетущей его тяжести покаянием».

Блаженный грешник из Христовой притчи встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его (Лк. 15, 20). Очень важно понимать, что Господь каждый раз — за каждой нашей рядовой, казалось бы, исповедью — встречает наше покаяние, наше возвращение от греха к Нему — именно так.

Триодь Постная, ирмос первой песни на утрене: «Иисусе Боже, кающася приими ныне и мене, яко блуднаго сына, все житие в лености живша, и Тебе прогневавша. Еже ми дал еси прежде, зле расточих Божественное богатство, удалихся от Тебе, блудно жив: благоутробне Отче, приими убо и мене обращающася».

Сподоби мя одесную Тебе стати

 

Третья из подготовительных недель — Неделя о Страшном Суде. Ее еще называют мясопустной, а правильнее, если иметь в виду кальку с греческого — мясоотпустной: в это воскресенье (11 февраля) мы «отпускаем мясо», мясного в нашем рационе не будет теперь до Пасхи. Следующая за этим воскресеньем перед Прощеным воскресеньем седмица — традиционная Масленица с блинами и сметаной.

В храме читается Евангелие от Матфея (25, 31–40): Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне…

Вот каким будет Второе Пришествие Сына Человеческого — совсем не таким, как первое; вот каким будет Страшный Суд — «…простым. Нас не спросят ни о нашей вере, ни о том, как мы молились и постились или богословствовали, а только о том, были мы или не были людьми по отношению к другим людям», — пишет протоиерей Александр Шаргунов.

А протоиерей Валериан Кречетов в своей проповеди напомнил: поскольку мы все в будущем нашем подсудимые, мы не должны судить друг друга. Не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1) — это именно о Страшном Суде.

Но вот очень интересный вопрос: почему, слыша о Втором Пришествии и Суде, мы остаемся такими спокойными, теплохладными, поверхностными? Об этом говорил в своей проповеди священномученик Фаддей (Успенский):

«Если в толпе кто­либо крикнет: «Пожар!», не все ли тотчас потеряют спокойствие и равновесие духа, начнут искать выхода, а если выход не обеспечен, то не приходят ли в ужас, заставляющий забыть все остальное и искать только одного спасения жизни? Но вот Святая Церковь вопиет: «Суд при дверях! Огонь геенны уже возгорелся во многих душах!». А люди слышат то почти равнодушно, и никто не трогается почти, чтобы предпринять хотя нечто для спасения погибающей души. Если и во сне человек увидит пламя страшного пожара, то не проснется ли от ужаса? Церковь же живописует в уме людей Страшный Суд и пламя геенны всеми чертами, способными возбудить от духовного сна, но люди никакими описаниями не трогаются и беспечно продолжают оставаться в духовном сне часто до самого конца жизни».

Но ведь для того мы и приходим в храм, чтобы проснуться… Кондак Триоди Постной в Неделю мясопустную: «Егда приидеши, Боже, на землю со славою, и трепещут всяческая: река же огненная пред судищем влечет, книги разгибаются, и тайная являются: тогда избави мя от огня неугасимаго, и сподоби мя одесную Тебе стати, Судие праведнейший».

Марина БИРЮКОВА

Газета «Православная вера» № 02 (598)

просмотров (22)

Добавить комментарий